Redspark интервью #3: От служения империалистам к служению народу

Для интервью этой недели мы побеседовали с Уиллом, бывшим десантником США, который говорит о себе как о бывшем «империалистическом сторожевом псе» — что означает того, кто работает на империалистов подобно псу, сторожащему их собственность и защищающему их. Опыт в Ираке в 2006—2007 годах и в Афганистане в 2009—2010 годах привёл его к выводу, что он был там на службе империалистов и капиталистов, а не рабочего класса какой-либо страны. С тех пор товарищ Уилл работал с большинством антивоенных, мирных и антиимпериалистических организаций США, а ныне основатель и директор «Пис рипорт»[1]Сайт по указанной в оригинале ссылке уже не существует.— здесь и далее прим. переводчика.; сайта антиимперских новостей.

Redspark: Вы прошли путь от записи в армию США, чтобы сражаться в своей «войне поколения», до пацифиста и активиста борьбы за мир, до противостояния милитаризму и в конце концов империализму. Совсем недавно Вы изучили коммунистическую теорию и философию. Можете рассказать, через что Вы прошли, чтобы оказаться там, где Вы сейчас?

Я должен поправить этот вопрос. Я никогда не был пацифистом; просто я верил в ненасильственные стратегии, в которые больше не верю. Участвуя в двух войнах, я испытал опыт насилия, и хотел бы никогда больше такого не видеть. Если бы ненасильственные стратегии действительно давали успех в изменении общества, зачем бы выбирать насилие? Конечно, мы, революционные коммунисты, понимаем, что это не работает. «Революционное насилие» необходимо для изменения общества, теперь я это понимаю.

Когда я был в армии, я был христианином, консерватором и республиканцем. Большинство солдат голосуют за республиканцев потому что Республиканская партия каждый год повышает солдатам жалование. Но когда я отделился от военных, я начал всё подвергать сомнению. Моё первое размещение (в Ираке) поставило передо мной множество вопросов, но я не находил на них ответов: почему мы в Ираке? С кем мы сражаемся? Оно того стоит? Почему всё идёт хуже и хуже? Заботит ли это вообще людей в Америке? Впоследствии я продолжал задаваться вопросами, но у меня никогда не было времени или ресурсов, чтобы глубже поискать ответы. Когда же я опять стал гражданским и пошёл в университет, чтобы изучать внешнюю политику США и её историю, у меня реально открылось сознание.

Я начал с вопроса, который был для меня, как и для миллиардов людей, очень личным: религии. Я начал ставить под вопрос христианство, особенно в США. После первого года на гражданке я отбросил религию и стал воинствующим атеистом. Но после столь многих аргументов и потерянных друзей я увидел, что в действительности не религия — ключевой вопрос, поэтому стал искать дальше.

Потом я нашёл Проект «Венера» (ПВ): антикапиталистическую организацию, которая выступает за самое эгалитарное и устойчивое общество, превосходящее национальности, религии, политику и культуру. Они разработали самый идеальный мир, о котором можно помыслить. Это помогло мне представить нынешние проблемы, окружающие капитализм, и показало мне, что возможно в будущем. Меня зацепило. Несколько лет я работал локальным организатором проекта «Венера»: устраивал презентации, разрабатывал образовательные видео и пропаганду. Я даже трижды встречался с основателем ПВ, Жаком Фреско, и дважды интервьюировал его.

После многих лет у меня были ещё вопросы, на которые ПВ не мог ответить, и главный из них: как нам достичь своей цели? Как мы осуществим переход от этого дерьмового капиталистического мира к лучшему миру, где люди будут так свободны, как это возможно, при поддержании устойчивой экономики? И я нашёл анархизм.

Я пытался изучать историю анархизма, особенно в США. Он вдохновил меня и привёл на революционный путь. Он ответил на множество моих вопросов, я глубже понял сложности капитализма. Но у меня снова возникли новые вопросы, на которые анархизм не мог ответить. Самое главное, мне хотелось больше примеров свержения капитализма и государства ради создания лучшего мира. Когда я спрашивал о таких примерах анархистские сообщества, разрабатывающих и поддерживающих эту тему, я немногое находил; возможно, вообще ничего.

Через два года я начал присматриваться к социализму. Это было нелегко. Видов социалистов и различных теорий много, а я был один и искал на обширном поле различных сортов социализма.

Я хотел углубиться в реальные и осязаемые примеры свержения капитализма. Меня естественно тянуло к Китайской революции, поскольку происхожу из Восточной Азии (я наполовину кореец) и изучал Китайскую революцию в буржуазном университете в Калифорнии. Я нашёл друга-маоисты, который наставлял меня, отвечая почти на все вопросы, которые у меня были насчёт социализма, коммунизма и маоизма. Меня снова зацепило.

Маоизм действительно помог мне оставить в прошлом всю негативную пропаганду, которой я верил, особенно с анархистской точки зрения. Анархисты рассматривают как ключевой момент иерархию, а у социалистических обществ ещё есть государство в наличии. Прежде я считал социалистов благонамеренными людьми, разложившимися из-за иерархии, государства и внутренней бюрократии. Маоизм, особенно по прочтении работ Мао и изучении линии масс, показал мне, что коммунисты всегда думают о создании лучшего общества. Маоисты обращаются к этим предыдущим проблемам и неудачам. Меня реально удивило, что коммунисты, особенно маоисты, были столь преданы поиску баланса между свержением капитализма и развитием мира, работающего для всех.

Знакомство с марксизмом реально помогло мне понимать мир — через классовый анализ и классовую борьбу. Оно заострило мою критику и повысило резкость восприятия.

Ленинизм помог мне понять империализм и необходимость авангарда, а также сыграл роль в моём понимании необходимости революции.

Маоизм помог мне понять, что классовая борьба продолжается при социализме, но главное — он доказал мне, что революция — это наука. Кроме того, маоизм показал мне, что коммунисты крайне сосредоточены на решении вопросов, связанных с вопросом «верхов-низов» в функционировании социалистического государства. Принципы линии масс, взгляды на практику и теорию, учение Мао о противоречиях, военная стратегия, кампании массового исправления и так далее — всё это привлекло меня к МЛМ. Все эти принципы реально показали мне, как преданно и глубоко коммунисты мыслят и борются ради освобождения.

Теперь я марксист-ленинист-маоист, я многому научился из этой теории и практики.

Redspark: Можете ли Вы описать, как и почему изменились Ваши идеи о насилии и военном деле?

Прежде я хотел избавиться от всякого насилия, которое я усвоил и прошёл в армии США. Теперь, глубже понимая революционный коммунизм, я осознаю абсолютную необходимость революционного насилия для свержения буржуазии. Ветераны США, после семнадцати и более лет сражений, имеют навыки, которые могут быть перенесены в область классовой борьбы.

Автоматы, гранаты, рукопашный бой, стрельба, городская партизанская война, взаимодействие в подразделении, дисциплина и так далее. Эти навыки и этот опыт могут быть использованы в боях против буржуазии.

Моё представление о «насилии» изменилось, когда я осознал, что ненасилие не преуспевает, а также, что коммунисты прибегают к насилию только потому, что оно необходимо. Этот путь не просто случайно выбран, он был разработан как теоретически, так и на практике, и подтвердился в ходе последних революций: Парижской Коммуны, Русской революции и Китайской революции. Так как мы буквально упускаем время на изменение мира из-за изменения климата, нам нужны решения, которые доказали, что работают. Такое решение — МЛМ, и он требует революционного насилия для свержения буржуазии.

Некоторые могут сказать, зачем вообще насилие? Если добросовестно анализировать историю, можно учиться на неудачах всех ненасильственных подходов к избавлению от капитализма. Реформизм существует в Европе более ста лет, а капитализм всё ещё существует и угрожает всему миру. Приходы к власти через выборы, как у Альенде в Чили, не смогли принести правильный социализм. Социал-демократы шли неправильным путём и в конце концов не смогли быть настоящими бойцами рабочего класса. Пролетариат попытался демонтировать капитализм всеми возможными средствами ненасильственными методами, и все эти попытки провалились. Пора серьёзно отнестись к использованию революционного насилия для свержения капитализма. Как сказал Карл Маркс, «материальная сила должна быть опрокинута материальной же силой».[2]К. Маркс. К критике гегелевской философии права.

Redspark: Среди маоистов в империалистических странах существует глубокий интерес к изучению военной теории, особенно в связи с народной войной. Вы служили в буржуазной армии и сражались в империалистической войне, каков Ваш взгляд на этот вопрос?

Большинство рядовых в армии США никогда не изучали военную стратегию. Это обычно для офицеров, а я был рядовым. Разделение между рядовыми и офицерами — это такая классовая система внутри армии. Офицеры — это командиры или, как мы их зовём, клерки[3]Англ. paper-pushers., поскольку они никогда не выполняют реальной работы. Это в точности как капиталист и рабочий.

Но я скажу, что у империалистических стран, особенно США, мощные вооружённые силы. Солдаты хорошо экипированы и выполняют почти все приказы. Они несомненно будут стрелять в американских граждан по команде. Какая бы стратегия ни разрабатывалась и проводилась в империалистических нациях, люди должны понимать этот момент.

Redspark: Вы много работали с ветеранами в США. Каков их революционный потенциал?

После каждой крупной войны в истории США у ветеранов всегда есть революционный потенциал или они просто фактически становятся революционерами. Но моё поколение, ветераны Ирака и Афганистана, совсем другие. Я могу насчитать множество ветеранов в этом поколении, которые стали искренними революционерами (коммунистами). Но я бы хотел объяснить, почему оно другое.

Одно большое отличие состоит в том, что войны в Ираке и Афганистане были первыми большими конфликтами, которые не требовали призыва. Все солдаты шли «добровольцами» на свою службу. Я говорю «волонтёрами» в кавычках потому, что мы знаем солдат, пришедших из бедноты и присоединившихся к армии главным образом по экономическим причинам или чтобы получить услуги здравоохранения для себя и своих семей. Ещё одна причина — это бесплатное образование в колледже или университете. Когда люди из рабочего класса нанимается «добровольцами» на военную службу, на которой они зависимы, они сделают всё, что могут, чтобы сохранить эти «выгоды».

Среди моего поколения ветеранов гегемония буржуазной идеологии действительно сильна. Довольно трудно побудить ветеранов усомниться в своей «службе» и в этих войнах. Они действительно верят, что сделали мир лучше. Вы видели, чтобы ветеран выступал против этих войн? Такое случается редко, особенно если сравнить с Вьетнамской войной.

Главная проблема в том, что ветераны все интернализируют. Я думаю, это из-за неолиберализма. Хотя неолиберализм — это в основном экономическая политика, есть также культурное воздействие. В частности, это всеобщая индивидуализация. Так много ветеранов возвращается домой, обнаруживает у себя ПТСР и моральную травму, а затем они или пишут стихи или кончают с собой. Уровень самоубийств среди ветеранов сейчас крайне высок. Каждый день кончают с собой двадцать ветеранов. Кроме того, существующий сейчас в США коммунистические организации на самом деле не обращаются к ветеранам. Революционная организация требует радикальной перемены, и я думаю, мы всегда должны нацеливаться на ветеранов как возможных рекрутов. Это больша́я часть населения США, почти десять процентов. У ветеранов много навыков и американское население их уважает. А после изучения истории США, ветераны были значительным элементом бунтов и восстаний: восстание Шейса[4]Восстание фермеров и городских низов с уравнительными требованиями в Массачусетсе в 1786—1787 гг., восстание Бэкона[5]Восстание поселенцев будущей Вирджинии против английских властей в 1676—1677 гг., шахтёрские войны[6]Событий с таким названием было несколько., Бонусная Армия [7]Разогнанный голодный марш ветеранов Первой мировой войны в 1932 г. в Вашингтоне. , мятежи в ходе Вьетнамской войны и многое другое. Одна из черт маоизма — это применение его универсальных принципов ко всякой ситуации соответственно. Мы должны действовать.

Translation: http://maoism.ru/13411

References

1 Сайт по указанной в оригинале ссылке уже не существует.— здесь и далее прим. переводчика.
2 К. Маркс. К критике гегелевской философии права.
3 Англ. paper-pushers.
4 Восстание фермеров и городских низов с уравнительными требованиями в Массачусетсе в 1786—1787 гг.
5 Восстание поселенцев будущей Вирджинии против английских властей в 1676—1677 гг.
6 Событий с таким названием было несколько.
7 Разогнанный голодный марш ветеранов Первой мировой войны в 1932 г. в Вашингтоне.